ELK women in tech

Три истории о девушках-разработчиках

Какой образ возникает в вашей голове, когда вы слышите слово «программист»? Бородатый, странно одетый мужчина, который с детства делал успехи в математике, помешан на технологиях и крайне мало общается с людьми? Если так, то сочувствуем, вы оказались в плену общественных стереотипов. Сегодня у нас три успешные истории о разработчиках, вернее о разработчицах. Три прекрасные, умные и амбициозные женщины, которые разрушат все ваши стереотипы о профессии. И все трое  ученицы ELK academy.

Программист с дипломом психолога

Анна Рудас, 31 год, Java-программист

Анна закончила факультет психологии с красным дипломом. После обучения стало ясно, что карьерных перспектив у психолога немного, и наша героиня выбрала направление HR, где успешно закрывала технические позиции среднего и высшего уровня, сначала в агентстве, а потом как сотрудник IT-компании.

Анне легко давалась коммуникация с техническими специалистами, в ее окружении было много программистов, брат – тоже программист, да и сама девушка всегда была на короткой ноге с техникой.

В новой компании Анна подобрала новых сотрудников и осталась одна вакансия – Junior (начинающий) Java-разработчик. Руководитель отдела разработки предложил девушке попробовать себя в этой роли, так начался путь психолога в программирование.

Анна, почему ты выбрала программирование?

Это было сложное решение, ведь в школе я не «дружила» с математикой, к тому же я существенно теряла в зарплате – все нужно было начинать с нуля, но я решила попробовать.

Как тебе удалось освоить новую профессию?

Меня не торопили и поддерживали. Например, мне давали задание сделать простую форму, на которую опытный программист потратит несколько часов. Я же делала ее недели три (смеется). Но так я научилась многим вещам в программировании. В итоге, три года я занималась web-разработкой и выросла до позиции ведущий разработчик, и уже 2,5 года занимаюсь программирую на Salesforce.

Анна, что нужно человеку, чтобы стать разработчиком?

Страсть и любовь к этому делу. Нужно постоянно учиться и необязательно делать это в техническом ВУЗе. Можно брать курсы на Coursera и других ресурсах, да и в интернете много информации в свободном доступе. Выпускникам технических вузов часто не хватает практического опыта, я знаю это как рекрутер. К нам приходят работать ребята, которые бросают учебу, потому что не видят в ней смысла. 

Для нашей профессии важно быть любопытным, не бояться сложностей и ошибок. Ну и хороший английский не помешает.

Как окружающие относятся к тому, что ты работаешь программистом?

Мне важнее то, как я к этому отношусь. Я работаю в преимущественно мужском коллективе и вижу только плюсы в этом: с мужчинами проще договориться, мужское окружение мотивирует меня почаще включать мозг, а не поддаваться эмоциям.

Предвзятого отношения ко мне не ощущаю, скорее я чувствую планку, к которой хочу подтянуться, это мотивирует.

Когда я представляюсь людям как разработчик, то сразу как-то поднимаюсь в их глазах (смеется). Для большинства людей программисты – это люди «с мозгами». Но если я еще упоминаю, что по образованию психолог, то окончательно ломаю все шаблоны.  

Анна, какие планы на будущее?

Сейчас наша компания активно развивает новое направление – разработку в CRM-системе Salesforce. И я, как любитель, освоить что-то новое охотно взялась изучать систему. Я хотела бы и дальше развиваться в этой области.

Еще я занимаюсь созданием своего канала в YouTube, планирую рассказывать про Salesforce, на русском мало информации об этом. Также планирую рассказывать про саморазвитие и повышение эффективности. Буду делиться опытом поиска работы и прохождения собеседований.

Стать программистом в 35 лет? Возможно!

Наталья Андрианова, 39 лет, Java-разработчик

В университете Наталья изучала прикладную математику и мечтала стать программистом, но программа ВУЗа не давала практических знаний, а сфера интернета в начале 2000х гг. еще не была развита. Пришлось работать в компаниях близких к IT-технологиям, но не программистом, а аналитиком данных и администратором систем.

Наша героиня меняла работы, но каждый раз чувствовала, что способна на большее.

Наташа, что тебя не устраивало в прежней работе?

Мне всегда казалось, что я занимаюсь какой-то ерундой, делаю бесконечные отчеты, которые ни что иное как механическая однообразная работа. Мне хотелось другого, но я долго не решалась что-то изменить. Наверное, если кто-то бы мне сказал «давай, у тебя получится», я бы быстрее решилась, но никто мне этого не говорил.

Почему сомневалась?

Не знала, как подступиться, не верила в себя. Я даже у разных знакомых HR-специалистов спрашивала: а что, если я пойду в программирование? Они мне отвечали «ну ты что, там же одни мужики». Словом, я долго мучилась, пробовала разные курсы, но семья и работа не позволяли погрузиться в обучение, и я быстро бросала.

Но все-таки ты не отступила и решила попробовать?

Да, все изменилось после второго декрета, тогда у меня появилось много свободного времени и возможность подумать, чем бы я хотела заниматься. Проанализировала, все что делала до этого, а делала я много, и поняла, что интереснее всего для меня писать код.

Начала брать курсы на Coursera: младший сын лежал рядом, а я училась. Попробовала язык R, затем Python, но большого приложения на этих языках не напишешь. Нашла ресурс Java Rush, взяла несколько уроков, попробовала писать и у меня получилось. Посмотрела, что по Java много вакансий на рынке и решила развиваться в этом направлении. На тот момент мне было 35 лет.

Нашла курс для Java-разработчиков, обучение было серьезным: чтобы поступить нужно было пройти отбор, показать свою мотивацию. На собеседовании создатель курса сказал мне, что компании, как правило, не любят возрастных «джунов» (начинающих программистов). Надо было быть на голову лучше остальных, чтобы компания решила взять меня в связи с возрастом и с полом, т.е. у парня моложе меня на 10 лет шансы были априори больше.

Но тебя это не остановило?

Нет. Я закончила курс и начала отправлять резюме на вакансии. Ответов не было, месяц поиска работы прошел безрезультатно. Затем началась череда собеседований, но каких-то несерьезных: компании больше впечатлял мой опыт работы аналитиком, и они предлагали мне позицию аналитика вместо Java-разработчика. Только через два месяца поисков я получила первые два оффера на позицию программиста.

Поменяла несколько мест работы, пока не нашла компанию, откуда не хочется уходить. К тому же здесь есть возможность работать удаленно: три дня из дома и два дня в офисе. Для мамы это очень удобно.

Наталья, как тебя принимают в команде?

В нашей компании всего две женщины-программистки, остальные мужчины. Никакого предвзятого отношения к нам нет, нормальные рабочие отношения, мы все на равных.

Твое окружение поменяло отношение к профессии программиста для женщины?

Мне просто стало безразлично мнение окружения. Я мечтала об этой профессии 10 лет и настал момент, когда я поняла, что либо сейчас, либо никогда.

Какие планы на будущее?

Хочу остаться в этой компании, здесь впервые за много лет меня все устраивает, есть возможность развиваться и расти как профессионал. Еще приятный момент – моя племянница поступила в физмат лицей и тоже хочет стать программистом! 

Мы работаем только с теми, кто уважает женщин в любой профессии

Ирина Назарова, 31 год, аккаунт-менеджер Evil Martians

В «Злых марсианах» – компания занимается продуктовой разработкой для технологических стартапов и состоявшихся компаний на Западе и в России – Ирина работает с клиентами, внедряет продуктовую аналитику и организует работу команды так, чтобы разработка создавала максимум пользы для клиента 

В сфере IT наша героиня оказалась не случайно: за плечами факультет прикладной математики и системного программирования ВМК МГУ. Пятнадцать лет назад девушка переехала в Москву из Екатеринбурга с определенной целью – стать программистом.

Ирина, ты можешь сказать, что твое дело жизни было определено с детства?

В какой-то степени. Мама работала программистом в институте физики, писала на Delphi, изучала Java, занималась 3D графикой. Папа работал в институте математики и преподавал.

Но моя школа была обычной и программирование мы не изучали. Был курс, который назывался «информатика», и учитель организовал некий «закрытый» клуб, где обучал основам Pascal. Формально вход в клуб был свободным, но на деле туда негласно допускались только мальчики, а девочкам были не рады, хотя мне это было интересно.

Возможно, эта несправедливость определила мое стремление поступить на лучший факультет страны по прикладной математике и программированию – хотелось что-то доказать.

И вот ты получила профессию мечты и никогда не сомневалась в выбранном пути?

Не совсем так. На пятом курсе я начала работать C++ программистом, и этот опыт был разочаровывающим: хотя мне было легко и приятно писать код, мне сильно не нравилась культура в команде – отношение к женщинам в компании было пренебрежительным.

Разочаровавшись в программировании, я пошла в магистратуру РЭШ по экономике и устроилась на очень престижную работу в американском инвестбанке – аналитиком рынка акций. Но позиция аналитика для меня была слишком отстраненной, хотелось созидания, так что спустя год я ушла и основала свой первый стартап по доставке комплектов продуктов «Радость приготовления» – аналог «Яндекс.Шеф». И хотя в этом проекте я отвечала за продуктовую сторону, для меня это было возвращением к технологиям. В 2014 году, после введения в нашей стране продуктовых санкций, я решила, что сейчас не время развивать подобный бизнес, и закрыла этот проект, но дальше я хотела развиваться только в сфере технологий.

Расскажи подробнее про “пренебрежительное отношение”. Что ты имеешь в виду?

Это была компания в государственном секторе: мы вместе с коллегой, тоже С++ программисткой, писали почти весь код всех приложений, которые поставляла команда, а мужчины в этой компании были менеджерами. Там я первый и единственный раз почувствовала сексистское отношение к себе, а также к своей коллеге. Например, в офисе существовало понимание, что если на столе стоит грязная кружка, то помыть ее должна девушка. Помимо этого, я видела, что мою коллегу не продвигают вверх по принятым там карьерным категориям, хотя она была абсолютно безупречным разработчиком. В целом, мужчины позволяли себе крайне некорректные шутки в адрес коллеги и меня, так что я решила уйти не только из этой компании, но и из программирования.

Сейчас ты тоже сталкиваешься с таким отношением?

Я всегда уходила из мест, в которых меня не устраивала культура, и искала команды, в которых работать было комфортно, даже если казалось, что сделать это будет тяжело. Именно поэтому сейчас я не сталкиваюсь с такими вещами. Даже не могу себе представить подобное отношение со стороны коллег-мужчин. 

Считаю, что во многих технологических компаниях всё еще есть проблемы с наймом кандидатов женского пола, особенно на чисто инженерные позиции. И, что более выражено, их могут хуже продвигать по карьерной лестнице: посмотрите на количество женщин в руководстве таких компаний

Также, не принято говорить о своих проблемах и жаловаться: девушку это не красит, так как она должна быть скромной и терпеливой. В нашем обществе,  девушка «лучше выглядит», если говорит, что нет никакой проблемы. 

Сколько женщин-программистов в вашей компании?

К сожалению, не достаточно. Ситуация во фронтенде и дизайне лучше, но в бэкенде и администрировании женщин совсем мало. Мы бы хотели, чтобы разработчиц на Марсе [от названия компании Evil Martians – Злые Марсиане] было больше. Во-первых, мы считаем, что разнообразная по гендерному и культурному составу команда работает лучше, а, во-вторых, мы не можем себе позволить пропускать таланты из-за предрассудков.

Когда ты конкурируешь на международном рынке, все не имеющие отношения к производительности факторы, становятся обузой. В этой ситуации легче понять, что все люди разные, и их профессиональные качества намного важнее гендера, необычного внешнего вида, привычек или других особенностей. И, конечно, мы работаем только с теми, кто нормально относится к женщинам в любой профессии.

Ира, расскажи о своих планах на будущее. 

Мне хочется больше выступать публично и научиться это делать. Одна из проблем – наверное, я где-то внутри тоже хочу быть скромной – поэтому мне бывает сложно выражать свою субъективную точку зрения. Мне бы хотелось преодолеть этот барьер.

Еще хочется развивать нашу компанию. Моя работа влияет сейчас на работу всей команды, и это налагает много обязательств и ожиданий. Я вижу огромный потенциал команды, и вижу, что мы еще и близко не подошли к пределу наших возможностей. 

 

Вы тоже работаете в сфере IT и строите амбициозные планы? Без хороших знаний английского вам не обойтись! Загляните на наш курс «Английский для разработчиков» и учите язык быстро и эффективно в кругу единомышленников.

Пробный урок бесплатно